,
 
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ДИРЕКТОРА
Суд взыскал с директора ту же сумму, что взыскали с его компании
Открытое исполнительное производство в отношении компании не препятствует взысканию этой суммы в качестве убытков с директора
Верховный суд РФ принял интересное решение по взысканию с директора убытков, ранее взысканных с его компании.
Компания-заказчик до своего банкротства заключила договор с подрядчиком на осуществление строительных работ. Но факт выполнения этих работ подрядчиком никак не подтверждался.
В ходе процедуры банкротства конкурсный управляющий заявил в суд о признании договора подряда ничтожной (мнимой) сделкой, применения последствий ее недействительности и добился своего. Суд обязал подрядчика возвратить обществу уплаченную сумму. В отношении подрядчика было возбуждено исполнительное производство, однако вернуть спорную сумму оказалось затруднительно и почти невозможно по различным причинам.
Тогда управляющий заявил иск к директору общества о взыскании реального ущерба и упущенной выгоды в связи с заключением спорного договора подряда.
В первых трех инстанциях суды отказали управляющему со ссылкой на тот факт, что перечисление денежных средств подрядчику не свидетельствует о недобросовестности и (или) неразумности действий директора как единоличного исполнительного органа общества. А также суды указали на недопустимость двойного возмещения в конкурсную массу одной и той же суммы, поскольку исполнительное производство в отношении подрядчика о взыскании 12,1 млн руб. не окончено.
Но конкурсный управляющий обратился в Верховный суд РФ. И вот тут самое интересное: Верховный суд не согласился с выводами нижестоящих судов. Он подчеркнул, что судам следовало выяснить, не выходили ли за пределы обычного делового (предпринимательского) риска действия директора, повлекшие убытки.
Заявитель считал, что противоправность действий директора выражалась в его недобросовестности при осуществлении организационно-распорядительных функций руководителя, отвечающего за рациональное и разумное расходование денежных средств общества. И по мнению ВС РФ заявитель доказал причинно-следственную связь между необоснованными, противоправными действиями директора и понесенными компанией в этой связи убытками, что явилось прямым следствием нарушений директором своих обязанностей. ВС указал, что нижестоящие суды не проверили доводы конкурсного управляющего и не учли, что бремя доказывания при таких обстоятельствах переходит на директора.
Кроме того, Верховный суд указал, что на момент предъявления иска к директору общество не получило возмещения своих имущественных потерь посредством применения к правоотношениям общества и подрядчика последствий недействительности сделки. Следовательно, указание судами на неутраченную для общества возможность защитить свои права иным способом как обстоятельство, исключающее взыскание убытков с директора, противоречит п. 8 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» и правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 21.01.2014 по делу № А12-13018/2011.
Исходя из этого, Верховный суд отменил судебные акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение.
КАЛОЙ АХИЛЬГОВ
24 мая 2017