,
 
СУДЫ
Нам предлагают не судебную реформу, а «косметический ремонт»
"Мне, как и любому практикующему адвокату, знакомы эти жесты судей с закатыванием глаз под лоб и тыканием пальцем в потолок ... а занимать принципиальную позицию для судьи чревато неприятными последствиями лишения статуса и, возможно, уголовным преследованием"
О необходимости судебной реформы не говорил только ленивый. И, как это бывает часто в нашей стране, напрашивающиеся изменения начинают готовить с большим опозданием. Но это тот случай, когда лучше поздно, чем никогда.
Центр стратегических разработок (ЦСР) Алексея Кудрина предложил некоторые изменения в отправлении правосудия, названные судебной реформой.
Основной задачей в центре видят улучшение судейских кадров, независимость судей и снижение нагрузки на них.
ЦСР предлагает упростить проверки судей, их перемещение по вертикали и горизонтали, передав полномочия при этом председателю ВС РФ. Избирать председателей районных судов и ограничить их пребывание в должности председателя трехлетним сроком по три раза (9 лет), а также уменьшить их полномочия в части внесения представлений о привлечении судей к дисциплинарной ответственности.
У меня есть ощущение, что те специалисты, которые диагностировали проблемы судопроизводства, совсем не имеют отношения практике судебных процессов. Особенно когда речь идет об уголовном судопроизводстве.
На мой взгляд, диагноз судебной системы совсем другой.
Зависимость судей
Судьи полностью зависимы от вышестоящих начальников в лице председателя суда, а последний полностью зависим от председателя регионального суда.
Судьи полностью зависимы от вышестоящих начальников в лице председателя суда, а последний полностью зависим от председателя регионального суда. С последними двумя, в свою очередь, проводят профилактические беседы руководители оперативных служб силовых ведомств разного уровня. К примеру, судья районного суда Москвы не посмеет перечить мнению председателя суда в принятии решения, даже если для этого есть законные основания. И мне, как и любому практикующему адвокату, знакомы эти жесты судей с закатыванием глаз под лоб и тыканием пальцем в потолок. Это говорит не столько о качестве судей, как знатоков закона, сколько о том, что система выстроена так, что независимых мнений у судей быть не может. А занимать принципиальную позицию для судьи чревато неприятными последствиями лишения статуса и, возможно, уголовным преследованием.
А называется все это обвинительным характером судопроизводства. Из-за чего, кстати, качество предварительного следствия сильно страдает. Поскольку следователь (дознаватель) уверен, если дело направлено в суд, то приговор будет обвинительным. Если говорить про так называемые политические дела, по которым решения принимаются на самом верху, то суды всех уровней стали частью политической системы страны. Они абсолютно лояльны к власти, занимают её позицию и готовы принимать самые бредовые решения, размазав их формулировки сложными юридическими терминами.
Перегруженность судов и отсутствие инфраструктуры
Недавно участвовал в процессе в одном из судом ЦАО Москвы. В перерывах между процессами судья пожаловался мне, что в целом суде их, судей по уголовным делам, всего двое и у него одного в производстве находятся 62 уголовных дела. И подобная история практически во всех судах общей юрисдикции. Я даже представления не имею, как можно объективно рассматривать уголовные дела в таких масштабах. Более того, в период рассмотрения этих дел количество поступающих в суд увеличивается. В арбитражных судах Москвы и области та же история: у одного судьи могут быть на рассмотрении до 60 дел.
Нет никакой кадровой и технической инфраструктуры, которая позволит разгрузить суды. А в условиях кризиса, как мы знаем, количество исков, поступающих в суд, и количество совершаемых преступлений только увеличиваются.
Коррупция
Эта проблема присутствует не только в судах. И это, конечно, основная причина, по которой важно проводить радикальные реформы. Особенно этому потворствует система принятия решений в арбитражных судах.
Качество подготовки судей
На фоне изложенных проблем, эта проблема в меньшей степени заметна. Особенно в Москве. Но довольно часто встречал судей, которые абсолютно то ли не хотят прислушиваться к нормам закона, то ли не знают их.
Помимо всего прочего, важно вести прямые трансляции судебных процессов и признавать эти видеозаписи протоколами судебных заседаний. Ибо многих из нас встречались с тем, что в протоколе заседания отражено совсем не то, что было на самом деле. А практика обжалования протоколов не в пользу заявителей.
Корень проблемы, на мой взгляд, заключается в том, что принцип разделения властей не просто нарушен – он разрушен. И на этих развалинах все ветви власти – судебная, законодательная, исполнительная и пресса, как четвертая власть, (давно мы не слышали этой формулировки) – сосредоточены и управляются одной исполнительной, а если быть точным – Администрацией президента страны.
Вот на что в первую очередь необходимо обратить внимание, когда мы говорим о судебной реформе. А то, как назначаются судьи, кто их проверяет и на какой период выбирается председатель суда – вопросы больше косметические. И называть эти корректировки судебной реформой - не более, чем громкие и красивые слова.
Калой Ахильгов
13 марта 2017
Подписка на новые статьи
Получай на личную почту последние изменения в законодательстве, касающегося бизнеса
Made on
Tilda