,
 
банкротство
Может ли директор избежать субсидиарной ответственности при банкротстве?
В случае привлечения руководителя к субсидиарной ответственности по новому основанию, именно на него, ложится бремя доказывания отсутствия вины в признании должника банкротом
Как я уже писал ранее, в Законе № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» внесены изменения, согласно которым генерального директора компании можно привлечь к субсидиарной ответственности по обязательствам, если требования кредиторов, возникших из-за управленческих ошибок, превысят половину всех требований кредиторов третьей очереди. Конечно, мы все понимаем, что речь, прежде всего, идет о задолженности по налогам.
Напомню, что в случае привлечения руководителя к субсидиарной ответственности по новому основанию, именно на него, ложится бремя доказывания отсутствия вины в признании должника банкротом. Такими основаниями, к примеру, могут являться наличие вреда правам кредиторов в результате совершения сделок, отсутствие или искажение бухгалтерских документов.

Однако у судов сложилось неоднозначное мнение по поводу оснований для привлечения к такой ответственности гендиректора. При наличии доказательств наличия причинно-следственной связи между действиями контролирующего лица и банкротством подконтрольной организации контролирующее лицо несет бремя доказывания обоснованности и разумности своих действий и их совершения без цели причинения вреда кредиторам – говорит ВС РФ в своем обзоре.
Таким образом, директор компании должен убедить суд, что к банкротству привели не его действия или бездействия, а реальные предпринимательские риски, о которых говорит ГК. Ведь сам факт банкротства компании еще не говорит о том, что это делается из корыстных целей или в результате правонарушений.
К примеру, если инициатором банкротства становится ФНС, то можно доказывать, что задолженность по налогам могла быть погашена и спор с налоговиками актуален только в части штрафов и пеней. Или обосновывать принятие тех или иных решений, которые привели к возникновению налоговой задолженности, наличием на тот момент неоднозначного правового регулирования.

Следует обратить внимание и на устранение причинно-следственной связи между действиями руководителя компании и непосредственно событиями, приведшими к банкротству. Поскольку суд будет оценивать активы и стоимость компании как до предпринятых руководством действий, так и после, устанавливая ту самую причинно-следственную связь. В этом случае вам будет необходим соответствующий специалист.
Если у компании менялись директора (или один директор), необходимо представить суду для исследования информацию о деятельности директора в течение именно его срока исполнения обязанностей. И по вышеуказанному сценарию доказывать разумность своих действий.

Возможно ли эту схему применять к фактическим бенефициарам или владельцам компаний? Теория говорит, что возможно, но судебная практика разнообразна и каждый конкретный случай необходимо рассматривать отдельно.
Закон «О банкротстве» признает директора невиновным, если будет доказано, что он действовал добросовестно и в интересах должника. Но на практике очень сложно указать на добросовестность и разумность действий директора, поскольку в законе нет конкретных признаков разумности, на основе которых можно было бы признать действия директора добросовестными. Действия директора признаются разумными, когда он принимает решения, оценив все риски и выгоды различных вариантов действий, учитывая интересы организации, имеющуюся позицию судов. Что на практике сделать непросто.
Тем не менее, есть положительные для директоров решения судов, а значит, всегда есть шанс доказать, что к банкротству привели не неразумные действия директоров, а другие объективные причины.
Калой Ахильгов
21.02.2017
Подписка на новые статьи
Получай на личную почту последние изменения в законодательстве, касающегося бизнеса