,
 
БИЗНЕС

Либеральное "мошенничество"

Проблема взаимоотношений бизнеса и правоохранительных органов, которые используют Уголовный кодекс для решения личных или поставленных извне задач
Совсем недавно на «Дожде» мы обсуждали проблему взаимоотношений бизнеса и правоохранительных органов, которые используют Уголовный кодекс для решения личных или поставленных извне задач. Еще раньше я писал об этом тут.
Фактическая отмена медведевских реформ 2012 года, предполагавших снижения давления на бизнес путем введения отдельной статьи УК в сфере предпринимательства привела к созданию комиссии при президенте (!) по взаимодействию бизнеса и власти. Причиной создания такой комиссии, на мой взгляд, стало исключительное давление, оказываемое на бизнес, который и так еле дышит.
Так вот, сегодня Путин внес в Госдуму законопроект,расширяющий статью 159 УК РФ:
«В статье 159 дополнить частью пятой следующего содержания «Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба». Максимальное наказание за такое преступление составляет 10 лет лишения свободы.
Есть одно важное «Но»! Если в статье общего мошенничества, не связанного с предпринимательством, максимальное наказание также до 10 лет лишения свободы, то во внесенной поправке есть большое отличие: в новой поправке значительным ущербом признается ущерб в сумме, составляющей не менее 10 тысяч рублей, крупным размером признается стоимость имущества, превышающая три миллиона рублей. Особо крупным размером признается стоимость имущества, превышающая 12 миллионов рублей.
В то время, как обще мошенничество предполагает крупным размером признается стоимость имущества, 250 000 рублей, а особо крупным размером признается стоимость имущества, превышающая 1 миллион рублей.
Подписка на новые статьи
Получай на личную почту последние изменения в законодательстве, касающегося бизнеса
По факту это означает, что если было совершено мошенничество с ущербом до 3 миллионов рублей, то, скорее всего, предпринимателя не посадят в тюрьму. А вот если это крупный или особо крупный размер, то в таком случае преступление отнесено к категории тяжких и у следствия есть все основания просить суд об аресте потенциального обвиняемого.
В свое время, отменяя статью 159.4 УК РФ, Конституционный суд высказался: «признать положения статьи 159.4 УК Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (часть 3), в той мере, в какой эти положения устанавливают за мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности». То есть, сейчас положение сохранилось, но уже не в отдельной статье, а как дополнение к существующей. И санкции, вроде как, не противоречатположению КС.
В свое время, отменяя статью 159.4 УК РФ, Конституционный суд высказался: «признать положения статьи 159.4 УК Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (часть 3), в той мере, в какой эти положения устанавливают за мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности». То есть, сейчас положение сохранилось, но уже не в отдельной статье, а как дополнение к существующей. И санкции, вроде как, не противоречатположению КС.
Резюмируя, можно сказать, что, если эти поправки будут приняты в таком виде в каком они внесены в Думу, то это немного облегчит судьбу малого бизнеса, чьи обороты колеблется до 15-20 млн рублей, но не сильно облегчит участь среднего бизнеса.
Я бы подумал над тем, чтобы изменить категории тяжести преступлений. Например, порог преступлений средней тяжести поднять с пяти лет до семи. Это помогло бы избегать формальных оснований избирать меру пресечения в виде ареста. Если, конечно, мы этого добиваемся.
А в целом, стало чуть лучше, но не так, как хотелось бы…
Калой Ахильгов
26 мая 2016